Авторизация
ВИЧ-диссиденты. Кто это?

ВИЧ-диссиденты – это люди, которые отрицают существование вируса иммунодефицита человека или не верят, что он вызывает СПИД. А раз нет вируса, – считают они, – значит, тесты на ВИЧ ничего не значат, и лечиться незачем. Некоторые диссиденты активно продвигают свои взгляды в соцсетях. И хотя человек, конечно, может верить или не верить во что угодно, отрицание ВИЧ – из тех воззрений, что в прямом смысле опасны для жизни.

Разберёмся, какую угрозу несут ВИЧ-диссиденты, и почему они до сих пор существуют, несмотря на все успехи медицины.

 

История заблуждений

Вирус иммунодефицита человека впервые был выделен учеными в 1984 году. И в том же году психиатр Каспер Шмидт высказал предположение, что связи между вирусом и иммунодефицитом не существует. Якобы учёные просто по инерции ищут возбудителей неизвестной болезни – а на самом деле СПИД имеет психосоматическое происхождение: иммунодефицит развивается у гомосексуалов в результате стресса и депрессии из-за дискриминации и «эпидемической истерии». Впоследствии его теория «СПИД от стресса, а не от вируса» станет основным посылом ВИЧ-диссидентов.

Представление о СПИДе как о болезни, которая угрожает не всем людям, а только определённым социальным группам (например, гомосексуальным мужчинам), некоторое время действительно было доминирующим. Но только до тех пор, пока не был открыт и исследован вирус иммунодефицита человека – патоген, не выбирающий «хороших» и «плохих» жертв, оптимистов или людей в депрессии.

Науке уже были знакомы аналогичные ВИЧ ретровирусы у животных – в том числе вызывающие рак. Механизм их действия и пути передачи были известны, что упростило и ускорило дальнейшие исследования. А когда появились препараты, подавляющие размножение ВИЧ и предотвращающие развитие СПИДа, научные факты были приняты как специалистами, так и большинством обычных людей во всем мире.

Однако идеи отрицания ВИЧ на Западе продолжали высказывать, в том числе, и некоторые учёные. Все они были специалистами в сферах, далёких от вирусологии, часть из них впоследствии отказались от своих идей, а некоторые были пойманы на фальсификациях. У отечественных ВИЧ-диссидентов собственных «научных авторитетов» нет: все их утверждения – обрывки теорий, родившихся за рубежом и там же давно опровергнутых. Самым близким к медицине ВИЧ-отрицателем в России считается бывшая врач-терапевт, в последнее время работавшая в медпункте на вокзале одного из городов-миллионников. Кроме ВИЧ, она отрицает существование лихорадки Эбола и даже туберкулёза.

Живучие мифы

В доводах ВИЧ-диссидентов, как и в большинстве теорий заговора, трудно уловить логику. На основе не имеющих подтверждения слухов они громоздят самые невероятные построения. Вот некоторые из них. ВИЧ – это «виртуальный вирус», результат заговора. Его придумали фармацевтические компании, чтобы нажиться на лекарствах, или мировое правительство, чтобы сократить население планеты. Иммунодефицита не бывает, а если бывает, то причина его, например, «стресс». Надо лечить не ВИЧ, а «настоящие» болезни (то есть сопутствующие оппортунистические заболевания).

Те отрицатели, что признают само существование вируса, не считают его опасным, а боятся лекарств против него. Антиретровирусные препараты они называют «ядом» и считают терапию, а не болезнь, причиной своих медицинских проблем. Они предлагают «поднимать иммунитет» народными средствами и натуральными продуктами, вроде сока редьки или барсучьего жира – пока ВИЧ продолжает убивать их иммунные клетки.

Некоторые ВИЧ-диссиденты всё же признают необходимость АРТ (антиретровирусной терапии), но только при ухудшении состояния. На самом же деле только регулярный и непрерывный приём препаратов АРТ – залог успешного лечения: перерывы позволяют вирусу выработать невосприимчивость к медикаментам.

Губительные ошибки

Правоту медиков, призывающих к ответственному лечению, к сожалению, подтверждают смерти, вызванные игнорированием ВИЧ. Первый «отрицатель» вируса Каспер Шмидт и сам умер от СПИДа в 1994 году.

Миру известны примеры ВИЧ-диссидентства на государственном уровне. В 1999-2008 годах президент ЮАР Табо Мбеки, не веривший в вирусную природу болезни, запрещал в своей стране работу врачей и международных организаций по борьбе со СПИДом. И поставил свой народ на грань катастрофы по уровню распространения ВИЧ. По подсчётам эпидемиологов, за эти годы в ЮАР преждевременно умерли более 300 тыс. человек.

Подсчитать число ВИЧ-диссидентов в России сложно, но только одна из «диссидентских» групп в соцсети насчитывает 15 тысяч участников. Эксперты считают, что в целом по стране ВИЧ-отрицатели составляют около 5% всех людей с ВИЧ. Без терапии их судьба предрешена.

В прессе постоянно звучат трагические истории людей, вставших на путь отрицания реальности. Это скорбные биографии с реальными именами и фото, с общим финалом – смертью от пневмоцистной пневмонии, менингита, лейкоза, лимфомы и других сопутствующих СПИДу заболеваний. Организации по борьбе со СПИДом подсчитали, что только среди «публичных» ВИЧ-диссидентов, активно продвигавших свою позицию в соцсетях, за 4 года таким образом погибли 84 человека. Многие из них в последние недели перед смертью соглашались на лечение, но было поздно.

Не веря в вирус, ВИЧ-положительные диссиденты часто способствуют его распространению. Не считая нужным предохраняться от «несуществующего» вируса, они передают его половым партнёрам, зачастую не предупреждая их о своём диагнозе. Широко известен случай рэпера из Новосибирска, который хвастался в соцсетях тем, что, несмотря на свой ВИЧ-положительный статус, сменил за полгода 37 ничего не подозревающих женщин. Как выяснилось позже, среди них была и 14-летняя девочка. Музыкант призывал всех «наслаждаться жизнью» по своему примеру, поскольку «ВИЧ – это бред». Он понес наказание за совращение несовершеннолетней и за то, что сознательно подверг её опасности заражения – для этого преступления в УК РФ предусмотрена отдельная 122 статья. Разыскать и протестировать остальных его партнёрш (если они были) не удалось.

Отдельная тема – дети ВИЧ-диссидентов. В то время как современная медицина позволяет женщинам с ВИЧ рожать здоровых детей, «отрицательницы» отказываются от приёма препаратов АРТ во время беременности, передают вирус новорождённым – а затем не лечат и их. Таким образом в жертву заблуждениям публично – на глазах у интернета – было принесено не менее 17 детей. Одна мать из Орловской области потеряла двух сыновей и умерла сама. Против нескольких родителей завели уголовные дела за убийство по неосторожности.

Психология отрицания

Что же запускает в головах некоторых людей цепочку ложных представлений сегодня, когда ВИЧ считается одним из самых изученных вирусов? Есть ряд психологических моментов, объясняющих живучесть мифов.

Отрицание – защитный механизм человеческой психики. Для многих слово «ВИЧ» по-прежнему звучит так пугающе, что сознание начинает цепляться за любую надежду, даже фантастическую. Хотя современные препараты умеют подавлять размножение ВИЧ, они не способны полностью вывести вирус из организма: в дремлющем состоянии он остаётся с человеком пожизненно. Трудно смириться с мыслью, что болезнь – навсегда. Хочется, чтобы диагноз оказался ошибкой. Депрессия и страх делают людей внушаемыми.

К тому же, например, в синяк на ноге всякий поверит сразу. Другое дело – принять истину, что в организме сидит невидимый вирус, который без регулярного приёма таблеток вас убьёт – особенно если пока он никак себя не проявил. Когда же болезнь зашла далеко, людям трудно бывает признать свою ответственность за совершённую ошибку – и они склонны сваливать вину на врачей.

Чем бы ни были обусловлены ложные представления о ВИЧ, они по-настоящему убийственны. А сетевые «консультанты», спекулирующие на страхе и растерянности, ломают судьбы других людей. Борьба с отрицанием ВИЧ – важная часть работы по профилактике распространения ВИЧ/СПИДа.

 

Опрос
Откуда вы узнали о нашем сайте?:
TV
радио
газеты
Internet