O-spide.ru Официальный интернет-портал Минздрава России о профилактике ВИЧ/СПИД
ВИЧ+ - диагноз, а не ярлык

Метка на обложке медицинской карточки «ВИЧ+» - законно?

Мой хороший знакомый (допустим, Петр) недавно узнал, что он ВИЧ-позитивный. Как произошло заражение, он толком не понимал, да и неважны эти подробности для данной истории. Будучи достаточно оптимистичным человеком, он решил, что случившееся – не конец жизни, и если существуют средства поддержки хорошего самочувствия, то он ими обязательно будет пользоваться и постарается жить счастливо и долго. Со всеми этими мыслями он встал на учет, вместе со специалистом СПИД-центра практически с первого раза подобрал терапию и начал новую жизнь.

Я достаточно скоро была поставлена в известность о его диагнозе, так как постепенно начала в нашем городке завоевывать статус «борца за права ВИЧ-инфицированных». Сама я являюсь ВИЧ-отрицательной, просто я не понаслышке знаю обо всех сложностях и правовых ямах, в которые попадают ВИЧ-положительные пациенты, не всегда знающие свои права. Соответственно, знакомому своему я тоже помогала по мере возникновения вопросов.

Однажды он пришел ко мне весь взъерошенный, одновременно злой и потерянный. Первые минут 10 я вообще не могла понять, на кого и по какому поводу знакомый кричит в пустоту. Немного успокоившись, Петр рассказал мне свою историю.

Еще до своего диагноза он был прикреплен к одной из больниц нашего городка. К слову, наш город нельзя назвать крупным - обычный провинциальный городок, в котором рано или поздно окажется, что всех знакомых между собой можно выстроить в цепочку. Возможно, эта цепочка даже замкнется. Так вот, он практически всю жизнь лечился в этой больнице и в принципе некоторых врачей знал достаточно хорошо – не дружеские отношения, но терапевт в коридоре его узнавал. На одном из приемов у терапевта Петр рассказал о своем ВИЧ-статусе. Он хотел, чтобы все было правильно, по закону и по чести. Как принято в традиционных больницах, на приеме у врача, помимо него и пациента, сидит молчаливый свидетель – медсестра. Так вот, когда Петр говорил о своем диагнозе с терапевтом, медсестра что-то фиксировала в карточке.

Знакомый подумал, что это обычная фиксация факта в истории болезни – ничего удивительного. С терапевтом поговорили, разошлись. В нашей больнице карточку на руки пациенты получить практически не могут – она передается от врача к врачу, оттуда в регистратуру, минуя пациентов. Наверное, с точки зрения сохранения целостности, мера правильная.

Спустя несколько месяцев Петру нужно было сдать анализы, и он снова отправился в больницу. Вместе с направлением в кабинете уже лежала его карточка. Врач очень странно на него посмотрел, анализы все взял, но после этого очень тщательно начал протирать тумбу, на которой лежала рука (брали кровь из вены) Петра. Он, ничего не подозревая, подумал про себя: «Какой хороший специалист - следит за санитарными нормами». И ушел.

Еще спустя некоторое время Петр записался к стоматологу на обычный профилактический осмотр. И снова странный взгляд врача. В ходе осмотра выяснилось, что нужно починить несколько дырок на зубах. Петр был готов заняться этим вопросом хоть сразу. А вот врач не спешил. Он сначала говорил про длительность процедуры и необходимость переноса на другой день, а потом и совсем вышел с медсестрой куда-то.

Знакомый не понимал, в чем проблема. Он в этот момент меньше всего думал, что это как-то связано с ВИЧ-статусом. Как минимум, он об этом говорил только терапевту, да и вроде медицинские работники к таким вещам должны проще относиться. В ожидании и мыслях он взял свою карточку и решил ее полистать. И каков был его шок, когда он увидел на обложке карточки крупную несколько раз обведенную надпись «ВИЧ+». Так вот что делала медсестра! Она не фиксировала в данных о приеме, не вносила информацию в специальные пометки, она вешала на него ЯРЛЫК! И самое страшное, что этот ярлык работал – в процедурном кабинете и сейчас, у стоматолога. Вот тогда Петр и понял, что стоматолог просто побоялся (!) браться за лечение ВИЧ-инфицированного пациента.

В этот момент стоматолог вернулся. По его словам, процедура сегодня не могла быть проведена. Петру нужно будет позвонить и записаться на другую дату. Примерно, через неделю. Но ему уже было все равно – он от злости врача-то не слышал. Кивнул головой. Ушел.

И теперь он сидел на моей кухне и не понимал, кто прав и что делать. Конечно же, никаких пометок на карточках больница делать не имеет право. Данные о ВИЧ-статусе фиксируются, но не как метка, а просто на отдельных страницах карточки. И уж тем более никакая врачебная этика не позволяет врачу избегать лечения ВИЧ-инфицированных пациентов. Правда, в таких случаях иногда срабатывает человеческий фактор, и страх оказывается сильнее. Осудить за такое могут только морально (если не нанесен вред здоровью и жизни человека). А вот с метками мы решили разобраться.

Оказалось, что в Петр не единственный «меченый пациент». Персонал больницы таким образом хотел структурировать работу с ВИЧ-позитивными больными, а по факту - просто отделить себя от них. Подобное действие нарушает врачебную тайну, право на которую имеет любой гражданин, независимо от своего диагноза. Что будет дальше – решать суду, в который мы с Петром обратились.

Но разбираясь с этим делом, у меня возник один вопрос – неужели так нужно бояться тех, у кого подтвержден ВИЧ-статус. Мне лично кажется, что гораздо страшнее те, кто об этом статусе даже не догадываются?

Ирина Полежаева 

Где пройти тест на ВИЧ Центры СПИД
Ваш регион определен автоматически  
Московская область
Опрос
Откуда вы узнали о нашем сайте?:
TV
радио
газеты
Internet
Мы в социальных сетях