События

Регион определен автоматически

Изменить регион
Опрос
Все опросы

Какие из следующих методов профилактики по предупреждению ВИЧ оказывают на Вас наибольшее воздействие:








  
06.10.2016

Сложный разговор

Сложный разговор

Как тяжело узнавать свой диагноз, так же тяжело и сообщать его. Я уже много лет работаю врачом в СПИД-центре и уже два года сообщаю этот тяжелый диагноз больным.

Подводя итоги моей двухлетней работы, хочу сказать, что самым важным моментом в работе является честность и искренность. Когда рассказываешь человеку о таком диагнозе, нельзя сказать хоть одно неверное слово. Ведь от того, как я преподнесу информацию, может сложиться его дальнейшая жизнь.

Для себя я уяснила одно – нужно дать понять человеку, что жизнь на этом не кончается, у него есть выбор, как жить дальше, где работать, заводить ли детей. Причем объяснить это все нужно в доступной (для человека в шоковом состоянии) форме.

Самым тяжелым для меня был, как это ни удивительно, не первый пациент, и даже не второй. Тяжелее всего сказать десятому. Ты уже знаешь реакцию, знаешь, что и когда сказать, однако понимаешь, что не можешь. Не можешь так огорошить человека диагнозом. А вдруг он прыгнет под машину или еще что-то сделает с собой? К счастью, в моей практике такого не было, но страх всегда витает маленькой черной тучкой над моей головой. Первый же пациент, хоть и помнится очень долго, но не является главным в практике врача. Главным является тот, кому ты смог помочь вылезти из ямы.

У меня такой был. Его звали Влад, худенький парнишка лет 18, он похож на воробушка, который выпал из гнезда и не знает что делать. Когда он узнал о том, что ВИЧ-положительный, у него, как будто, что-то оборвалось внутри. У него стал очень серьезный, не по годам взрослый, взгляд. Спина как-то сама собой выпрямилась так, что он стал похож на натянутую струну. Он не слушал, что я рассказывала ему о перспективах в жизни, о том, что все лечится. Вирусная нагрузка у него была небольшая, а значит опасности для жизни практически никакой. А он лишь сказал: «Спасибо» и вышел из кабинета.

Я как-будто почувствовала неладное и вышла за ним, мы дошли до остановки, где Влад достал сигарету из пачки и закурил. Он спросил, зачем я пошла за ним. В тот момент у него даже голос изменился. А что я могла ответить? Я и сама толком не знала, зачем. Просто пошла. Мы сидели долго, кажется целую вечность, на той остановке. Влад рассказал, как его оставили в роддоме родители, как он попал в детский дом, как переходил из одной приемной семьи в другую, но так нигде и не прижился. С девочками он «тесно общается» уже давно. Сказал, что иначе засмеяли бы ребята. Девочки эти не из самых благополучных семей. Часто даже сами не знают о своих заболеваниях. Вот на одну такую в свой день рождения он и нарвался. Она узнала о ВИЧ после этого, сразу позвонила ему. Он сдал анализы, и они ничего не показали. Врач сказал, что у него может быть период «окна» и нужно будет повторить сдачу анализов. Сдал второй раз и вот, он ВИЧ-положительный. А ведь он сам хотел спасать людей, хотел работать в МЧС, но теперь даже мечты у него нет, ведь кто возьмет такого на работу спасателя. Я тогда сказала ему, что спасать можно не только таким образом. Ведь многие люди нуждаются и в психологической помощи, а люди, работающие на горячих линиях служб доверия, не хуже МЧСников спасают людей.

Этот его взгляд я помню и сейчас. С одной стороны серьезный и немного недоверчивый, а с другой стороны в его глазах виднелась надежда. Надежда на то, что он может спасать, не подвергая риску заражения людей.

С тех пор прошло много времени, однако этот взгляд я вижу у многих своих пациентов. Все они пришли услышать, что здоровы, что нет у них никакого вируса, но не все это слышат. Многим я сообщаю, что у них ВИЧ, гораздо реже говорю о СПИДе. В последнее время очень многие приходят с уже имеющимися представлениями о болезни, о том, что их ждет. И это не может не радовать, ведь чем больше человек знает о болезни, тем больше шансов ее подавить.

Анастасия Власова


Вопрос-ответ