События

Регион определен автоматически

Изменить регион
Опрос
Все опросы

Какие из следующих методов профилактики по предупреждению ВИЧ оказывают на Вас наибольшее воздействие:








  
14.09.2016

Победа

Победа

Относиться к каждому, как к ВИЧ-положительному – отнюдь не призыв к излишней подозрительности и страху перед обществом, просто я врач и это мое правило.

В общем-то, это знает каждый медик, поэтому, если вы ВИЧ-положительный и думаете, что мы с излишней осторожностью работаем с вами, надевая перчатки во время пальпации или тщательно все обрабатывая во время сдачи крови, знайте – так хороший специалист работает с каждым. Но каждый по-разному приходит к полной толерантности. Сознанием каждый врач принимает эту инфекцию, а вот морально переступить себя легко дается не всем. В том числе и мне, но я смог это сделать, благодаря всего одному человеку.

Во времена моего студенчества к ВИЧ-положительным относились, мягко говоря, нехорошо, их считали маргиналами, отбросами и вообще ужасными людьми. Неприятно признаваться, но и я, юный студент, считал так же. Обычно инфицированные были людьми, употребляющими инъекционные наркотики или имеющие бесчисленное количество половых партнеров. На практике нам давали работать с ВИЧ-инфицированными пациентами. Конечно, проводить даже малые хирургические операции не позволяли, но проводить осмотры, пальпировать пациентов мы могли. Свое личное отношение я не показывал никак – даже в молодости я старался быть специалистом в любом отношении. На моем пути встречались разные ВИЧ-инфицированные пациенты, которым я помогал разобраться в их заболевании, направлял на сдачу анализов, назначал лекарства, старался относиться к ним так же, как к остальным больным, но барьер был все равно, да и истории их заражения были тогда примерно одинаковые, подтверждающие мой стереотип.

Спустя время я стал хирургом. И тут вопрос о ВИЧ-положительных пациентах в моральном плане встал остро. Мне становилось страшно не только от того, что в моих руках напрямую находится жизнь человека, но и от того, что я могу стать ВИЧ-положительным, что, конечно, поставит крест на моей карьере. Долгое время такие пациенты мне не попадались, но я, правда, был иногда очень взволнован, когда такие в больницу поступали. Не буду сейчас подробно рассказывать о всевозможных процедурах и усложнять рассказ терминами, но, в общем, в основном обходилось все без хирургического вмешательства. Но однажды мне принесли документы пациентки с ВИЧ. Вот это был реально эмоциональный удар. Изучив все анализы, я понял, что избежать операции нельзя – она поможет излечиться полностью и без долговременного приема лекарств и уколов. Я решил посмотреть на пациентку. Ее звали Вика, светловолосая девушка с большими и глубокими карими глазами, но даже при таких мягких красках, черты ее лица были строгие, несмотря на молодой возраст, на лбу уже виднелись «хмурые» морщинки. Она была достаточно худой, высокой и очень сдержанной. На наркозависимую она не походила, а на безымянном пальце сверкало серебряное кольцо в виде сердечка, видимо, она была помолвлена с кем-то.

Во время обыкновенных для каждого пациента опроса, мы разговорились, видимо, ей не хватало общения за время нахождения в больнице (в палате с ней лежали две бабушки, которые только и делали, что осуждали плохую молодежь). К слову, при остальных обсуждать ее ВИЧ-статус я не стал, мы вышли в коридор. Поймите меня правильно, не то, чтобы я каждому пациенту уделял такое огромное количество времени, но тогда я был еще молодым специалистом, и мне было крайне необходимо тогда понять, что за человек. Не знаю почему, обычно специалист старается не воспринимать человека на хирургическом столе как личность, чтобы рука не дрогнула, чтобы уменьшить волнение. Наверное, тогда мне было необходимо перекрыть личностью неизлечимую инфекцию, что таилась в ее теле. Как ни странно, разговор получился искренним. До сих пор удивляюсь, как так быстро мне открылся человек и рассказал свою историю. Казалось, Вика чувствовала, что мне необходимо ее узнать. И я узнал. Заразилась она от своего жениха, будучи девственницей, подхватить ВИЧ было очень просто (это я уже понимаю, как врач). Но, выяснив все это, они не расстались, поняли и поддержали друг друга. Гармония в их отношения, естественно, пришла не сразу, но зачем углубляться в эти подробности? В общем, выслушав все, я уже окончательно, не только сознанием, но и душой (как бы пафосно это не звучало) принял факт существования ВИЧ-инфекции у нормальных людей. И мне стало легче.

После все пошло гораздо лучше, страх перед инфекцией прошел. Я уже гораздо увереннее поддерживал пациентов, хотя, повторюсь, и до этого случая дискриминации никакой не было, просто личный страх. Но тогда я понял, что стал специалистом и настоящим профессионалом. Спасибо Вике, чье имя, кстати, переводится как «победа», что помогла мне «победить» мои собственные страхи. Без этой умной и потрясающе светлой ВИЧ-положительной девушки я не смог бы добиться тех успехов, которых достиг сейчас.

Леонид Файзулин


Вопрос-ответ